ISSN: 2311-5998

Вестник Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Опубликовано в номере 12 за 2018 год

DOI: 10.17803/2311-5998.2018.52.12.113-120

Автор: Палий В. В. / Author: V. V. PALIY

Рубрика: ВЕКТОР ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ

Аннотация: Согласно ст. 205.1 УК РФ и примечанию к ст. 205.2 УК РФ такие преступления, как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ), насильственный захват власти (ст. 278 УК РФ) и вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ), от- носятся к террористической деятельности. Однако законодатель данные составы преступлений разместил в разд. X УК РФ «Престу- пления против государственной власти», в связи с чем возникает вопрос о круге общественных отношений, на которые они посягают, и о свойствах общественной опасности рассматриваемых деяний. Данная статья посвящена проблемам определения объекта престу- плений, предусмотренных ст. 277, 278 и 279 УК РФ. Автор делает вы- вод, что при характеристике основного непосредственного объекта необходимо исходить из структуры государственной власти. Соот- ветственно, при совершении посягательства на жизнь государствен- ного или общественного деятеля объектом уголовно-правовой охраны являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность субъектов власти; при насильственном захвате власти и вооружен- ном мятеже вред причиняется такому центральному структурному элементу государственной власти, как властеотношения.


Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 318

Ключевые слова: государственная власть, основы конституционного строя, безопасность государства, субъекты власти, властеотноше- ния, легитимность власти, легальность власти.

Библиография:

Правильная ссылка на статью: нет данных